Данилов, Соборная площадь. Снимок нач. XX в. из коллекции Н. Лебедева

Данилов, Соборная площадь. Снимок нач. XX в. из коллекции Н. Лебедева

День крещения Руси (28 июля, память святого равноапостольного князя Владимира) теперь внесен в российский календарь памятных дат. Русь приняла христианство в 988 году — 1025 лет тому назад.
Сегодня даже непонятно, как можно было в советское время преподавать такой «предмет» как история, умалчивая о тысячелетней духовной биографии страны. Вера и власть, человек и вера были веками нераздельны: «Без Бога — не до порога!». И какие же глубокие раны оставило богоборчество в душах людей! Как трудно обретаем мы снова путь, с которого сбились, живя без евангельских истин, без молитв-бесед со Христом, без храмов Божиих… Нынче вспомним еще одну, даниловскую, памятную дату из календаря наших утрат — исполняется 300 лет Смоленскому соборному храму, которого… нет.

Поэт и литературный критик Борис Масаинов, долгие годы печатавшийся в «Новом мире», так вспоминал о городе своего детства — Данилове:
«Город стоял на косогоре. Зеленый, весь в садах. Над зелеными крышами, если смотреть издали, вставал белый пятиглавый собор. Городок небольшой, тихий, расположенный на старом архангельском тракте…».
Эта характерная примета — белый пятиглавый собор над садами и крышами, а точнее, целый белоснежный ансамбль из двух храмов и шатровой колокольни запечатлен на многих даниловских почтовых открытках начала ХХ века. Без такой архитектурной доминанты нельзя представить исторический Данилов. А потому и можно понять, что мы потеряли.

Вот скупая справка 120-летней давности:
«Собор имеет 2 церкви: теплая церковь, построенная в 1713 г. (Смоленская — Ред.), а холодная в 1839 г. (Воскресенская — Ред.), обе на счет прихожан… В 1883 г. трапеза собора теплого по низменности и темноте возвышена и исправлена по новому плану с устройством при ней с правой стороны помещения для ризницы и архива, а с левой стороны часовни и под полом 2-х духовых печей.
Обе соборныя церкви зданиями каменныя, с такою же отдельной шатровой колокольней, но без ограды.
Престолов в той и другой по три. В зимнем соборе: главный — во имя Смоленской Божией Матери, в правом приделе — во имя Предтечи и Крестителя Иоанна, в левом приделе — Св. Апостолов Петра и Павла.
В летнем соборе: главный престол — в честь светлаго Христова Воскресения, в правом приделе — пр. Ильи и св. влмч. Димитрия Солунскаго, в левом приделе — преп. Симеона Столпника и св. Николая Чудотворца.
Утварью оба храма достаточны. Причта положено: протоиерей, 2 священника, диакон и 3 псаломщика.
Соборный дом, 1870 г., устроен тщанием купца Микерова А. Г., бывшим церковным старостой.
Из ВЕДОМОСТИ за 1894 г., составленной благочинным Даниловского уезда протоиереем Николаем Прохоровичем ДОБРОНРАВИНЫМ».

60-е годы XX в. Руины Смоленского храма. Снимок из музея

60-е годы XX в. Руины Смоленского храма. Снимок из музея

Спасибо-спасибо, отец Николай!.. Тщание ваше в составлении «Ведомости» снабжает нас, ваших забывчивых потомков, необходимыми сведениями. Особенно завораживает цифра 1713 — год постройки Смоленского зимнего храма. 300 лет назад, во времена могучего подъема и силы, и духа Руси, свершавшегося по велению Петра Великого, на русской земле происходили поистине исторические события… В Питере теперь отмечают 300-летие основания Александро-Невской лавры, куда со временем были перенесены из Владимира мощи св. Александра Невского… И наш-то Смоленский храм, выходит, — ровесник Лавры! Не тогда ли и случилось событие, оставшееся в местном предании?.. Петр Великий, проезжая через Даниловскую слободу на Север, устроил разнос даниловцам за нерадение в светских и церковных делах. И пристыженные слободчане решили — как в успешных городах — возвести свой первый каменный храм? А заодно и задобрить царя дорогим подарком, вручив ему, любителю древней игры, серебряные шахматы?.. Очень похоже на правду. Но есть мнение, что шахматная доска, утвержденная потом в нашем городском гербе, вовсе не напоминание о находчивости даниловцев, а вечное предупреждение о близком визите «царя», который вдруг нагрянет и снова — коль виноваты — устроит разнос, да такой, что мало не покажется…
А ведь виноваты!.. Разрушили храм, без которого немыслима данилов­ская история! И Соборная площадь, в историческом смысле, без соборных церквей, как хотите, — пуста и нелепа. Хорошо бы знать имена разрушителей… Кто дал отмашку — Коряков? Бучин?.. Кто выступил прорабом разрушения?.. Настойчивый и глазастый архивист непременно найдет «разрушительные» документы. Или всё темное вершилось тогда устно — чтоб никаких следов?.. Интересно, кого сначала посетила истинно бесовская идея — ударить культурой, как дубиной, по православной вере и заселить в старый, петровского времени храм местный дом культуры? Чтоб публично крушить купола и алтари, выкидывать и сжигать облачения, киоты и иконы…
Немым свидетелем «культурного нашествия» случилось быть и мне, в то время отроку. Хорошо помню «смоленский» дом культуры! Кресты, купола и подкупольные барабаны давно, конечно, были сняты, крышу залатали, над алтарем возвели уродливый деревянный второй этаж, служивший «артистической уборной», а внизу на месте алтаря и солеи устроили сцену — для концертов, над сценой повесили экран, чтобы крутить кино. В трапезной поставили ряды полуфанерных кресел, на хорах сделали «галерку» и брали за вход туда на 10 копеек меньше, чем в «партер». В выходной тут же устраивали «вечера танцев»: кресла отодвинут к стенам и на всю мощь динамиков включат «Рио-Риту»…
Шатровая колокольня 18-го века, которая объединяла два храма на Соборной площади в один церковный ансамбль, была взорвана еще до войны. Перед взрывом и она поработала на «культурно-спортивном фронте», превратившись в… парашютную вышку. Сохранилась пара терзающих душу снимков, где на одном — у основания обреченной колокольни валяются сброшенные колокола, а на втором — мальчишки стоят у разбитых многопудовых, отзвучавших свое, исполинов и… впитывают в себя наглядный пример варварства, святотатства взрослых…
Но, может быть, такие примеры теперь в далеком прошлом?.. Начинаем понемногу возвращаться на тот путь, с которого сбились. Вот принесем скоро к пустырю, где стоял храм-юбиляр, Смоленскую икону Божией Матери, именуемую «Одигитрия», или «Путеводительница», и спросим себя, спросим ЕЕ — так ли живем? Нужен, очень нужен верный путь к Истине.

Руслан АРМЕЕВ